Ангольские ночи, полные тревог PDF Печать E-mail

Живут вокруг нас люди, встречаются, здоровья желают. На первый взгляд ничем не приметные. А когда удастся поднять завесу над их жизнью, пред тобой открываются такие страницы судьбы, что проникаешься большим уважением к этим личностям. Таким перед читателем предстает и герой следующего повествования, приуроченного ко Дню защитника Отечества, Марс Салеев.


Марс Салеев и не знал, что еще в 1998 году вышел приказ   о присвоении ему подобным воинам-интернационалистам звания «Ветеран боевых действий». И только недели две назад получил соответствующее удостоверение. Похлопотать об этом ему посоветовал Равиль Ряфятьевич Куряев, работник военкомата.
Марс Няильевич был  призван в ряды Вооруженных  Сил страны  осенью 1986 года. Обслуживал ракетные установки наземного базирования, подвозя топливо. В декабре 1987 года отправили в Анголу. С каждой части Краснознаменного Белорусского округа по 1-2 человека, прибыли в Николаев, где формировались подразделения.  10 часов летели переодетые в гражданское без каких-либо документов солдаты.
Под крылом самолета мелькали Италия, Средиземное море, Сахара с ее бесконечными желтыми песками, на которых словно крапинки мелькали редкие аэродромы.
В Анголе декабрь – разгар лета. Луанда встретила прибывших 45-градусной жарой. Бледнолицые северяне смотрелись на фоне местного населения выходцами из другого мира.
— По газонам не ходить, передвигаться только  по бетонке, – последовал приказ, - в траве кобры, скорпионы и другие опасные для жизни твари.
Новичков расселили в кельях бывшего женского монастыря, доставшегося Анголе от бежавших хозяев страны – португальцев, расположенного в 12 километрах от столицы и порта на атлантическом побережье Луанды.
— Официально моя профессия – цветовод-любитель. На самом деле охраняли склады ГСМ, которые находились в 20 километрах от места дислокации, - вспоминает  Марс Няильевич. — Часто под стрекот автоматных очередей добирались до места. Каждый день по шесть часов стояли под испепеляющей жарой.
Ночи в Анголе темные. Кромешный мрак окутывает землю быстро – в течение получаса. Ощущение такое, будто чья-то рука выключила свет, мгновенно все погружается во тьму.
Склады обнесены по периметру колючей проволокой и рвом. К ним, прижавшись с внешней стороны, притулились глинобитные утлые сооружения беженцев с юга, которые покинули места ожесточенных боев в поисках спокойствия и безопасности. Однако и здесь повстанцы УНИТА давали о себе знать. Нападали  на правительственные войска ФАПЛА. Их активность в этом месте подавлялась стоящими поблизости кубинскими войсками. И все же…
В одну из ночей часа в четыре утра, Марс, стоя на посту, услышал подозрительные звуки. Включил прожектор и навел луч на источник шума. Вдруг раздались автоматные очереди, и от прожектора полетели  в разные стороны разбитые стекла. Солдата от смерти спасло то, что он управлял прожектором посредством рычага на расстоянии.
Марс быстро передернул затвор автомата и выпустил по направлению стрелявших весь рожок. А по селекторной связи сообщил: «Нападение на пост».  Прибывшее подразделение обнаружило проделанный проход в ограждении и валявшееся рядом приспособление для перекусывания проволоки. Нападение на охрану предотвратили уверенные и смелые действия Салеева.
Но не только от пули можно было умереть в этой стране. Солдат из Пензы, переболев малярией, нуждался в двухмесячном отдыхе, чтоб организм адаптировался к нагрузкам. Но офицер-служака загнал его на турник. Три раза подтянулся парень и упал        замертво. Бойцы были настолько возмущены, что, опасаясь  неладного, а может быть и мести, им вместо боевых выдали холостые патроны.
Подхватил тропическую малярию и Марс. Потом это сказалось: первый его сын умер. Десять лет после перенесенной болезни  не полагалось заводить детей.
Постепенно адаптировался Марс к будням фронтовой жизни. Каждый четверг стрельбы, тренировки по рукопашному бою, метание гранаты на точность. Постепенно молодой организм привык к нагрузкам, и Марс уже не отставал по боевой подготовке ни от кабардинца Эльканова, ни от украинцев Димидовича и Клапоцкого, ни от москвича Кирпичева.
Каждый занимался боевой подготовкой с полной отдачей, ибо знал, — это спасет в опасной ситуации, которые случались часто. Даже в самой столице страны Луанде было неспокойно. Колонна, в которой передвигалось подразделение Салеева, попала под обстрел на одном из перекрестков. В результате перестрелки были убиты два унитовца. До конца службы бойцов не покидала тревога за свою жизнь. Убить могли где угодно: на марше, на посту или на отдыхе, на пляже Атлантики.
— Видно, судьба у моих родных такая — быть там, где жарко, - улыбается Марс, - отец в Польше служил, брат Наиль – в Венгрии.
Демобилизовался Марс с Белорусского военного округа, откуда и отправляли его в Анголу. Женился на медработнике Ларисе Александровне, с которой дочь Динару воспитали. Она сейчас в Москве в ОАО «Сургутгазнефтепром» работает, и воспитывают семиклассника Амира.
— У меня все сложилось в жизни, грех жаловаться, - подводит итог разговору Марс, - работа хорошая в ОАО «Саранскмежрайгаз», семья, в которой все друг друга любят. Что еще человеку надо для счастья.
Н. ДЮЖЕВ.

 

Найти на сайте

Ulti Clocks content

Календарь

2024
Июль
ПВСЧПСВ
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930311234

Счетчик посещений

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня8149
mod_vvisit_counterВчера11526
mod_vvisit_counterНеделя70994
mod_vvisit_counterПрошлая неделя113713
mod_vvisit_counterМесяц184707
mod_vvisit_counterПрошлый месяц363253
mod_vvisit_counterВсего17158605

МЕСТНАЯ РЕКЛАМА